Delphi 3. Библиотека программиста

Система защиты

Эйс выходит победителем


Дельфийский Мститель оторвался от Дневника. Вокруг явно творилось что-то непонятное. Температура воздуха упала, комната подернулась дымкой, а по полу стелился толстый слой плотного тумана. Яркий белый свет едва проникал сквозь него, отчего все происходящее выглядело очень странно. Вдруг раздался мощный удар, трухлявая дверь слетела с петель и грохнулась на пол. В открытом дверном проеме стоял торжествующий Эйс Брейкпойнт!

* * *

Я шагнул внутрь убогой комнаты, зная, что не только раскрыл дело, но и полностью отнял у Третьего Лица роль повествователя. Всего три прыжка отделяли меня от жалкого существа, прижавшегося к стене напротив — побежденного противника, который осмелился назвать себя Дельфийским Мстителем.

— Брейкпойнт! — прошипел Бохакер и уронил мой Дневник на пол. — Откуда ты узнал?

— Легко, — ухмыльнулся я. — С самого начала было ясно, что здесь что-то нечисто. Просто я не сразу догадался, что имею дело с вами…мисс Бохакер! — закончил я и сорвал фальшивые усы с ее верхней губы.

— Черт! — выдавила она сквозь стиснутые зубы. Ее огромные глаза, как у загнанного в угол животного, мерили меня с головы до ног. Выражение отчаяния полностью исчезло, и на его месте появилась кривая ухмылка, которая мне очень не понравилась.

— Да, это я — Мевлин, сестра-близнец Мелвина Бохакера.

По моей спине пробежал холодок. Внезапно я почувствовал себя так, будто меня заставили участвовать в дешевом и очень скверном фильме категории «Б». Как мне удается попадать в такие ситуации? Я покачал головой.

— Конечно, — заметила она презрительно. — Можешь разыгрывать из себя героя. Но хоть на секунду представь себе, что это такое — с самого детства вечно идти по следам Мелвина Бохакера.

— А заодно и следовать его привычкам в еде, — подумал я, разглядывая многочисленные пакеты от чипсов и сухих завтраков. Но как ни странно, я почувствовал что-то вроде сочувствия — похоже, она собиралась излить душу.

— Мелвин был старше меня ровно на 8 минут, — сказала она, — Поэтому ему всегда доставалось все лучшее. Когда настало время учебы в колледже, у наших родителей хватило денег лишь на одного из нас. Конечно, послали Мел вина, а я осталась дома. Наверное, мне пришлось бы умереть с голоду, если бы я не занялась дизайном одежды.

— Секунду, — перебил я. — Так это вы заправляете фирмой «Бохакер Индастриз»? Той, что выпускает джинсы?

— А ты не сообразил? — спросила она лукаво. — Тогда ты, видимо, и не знаешь, что моя компания производит кое-что и для коллекции твоей подружки, Маффи Катц.

— Наверное, вы стоите целую кучу денег! — воскликнул я.

— О, да, на моем счету несколько миллионов. Наверное, этого достаточно, если не интересоваться ничем иным. Однако вся любовь всегда доставалась Мелвину. Это он стал посвященным и получил образование в колледже. Это он стал одним из самых уважаемых и почитаемых членов всего научного сообщества — программистом для Windows 95.

Ее глаза загорелись ненавистью.

— С самого детства я была никчемной, зависимой жертвой. Я поклялась отомстить Мелвину, чего бы это ни стоило. Всего несколько недель назад у меня созрел план, — произнесла она, мечтательно глядя вдаль. — Я решила украсть твой Дневник, вооружиться хранящимися в нем секретами и стать лучшим в мире программистом для Windows — лучше Мелвина. И, разумеется, лучше тебя, — прибавила она, указывая мне в грудь длинным, изящным пальцем.

— Не надо тыкать в меня пальцем, — предупредил я, — вы можете меня оцарапать.

— А еще приятнее было то, — продолжала она, — что в краже должны были обвинить Мелвина. Я позвонила ему сегодня утром, чтобы подразнить и выманить из города, так что все решили бы, что он ударился в бега. Это был великолепный план. Как жаль, что он не удался. Очевидно, я недооценила тебя.

— Вы забыли, что я был сыщиком, — ответил я. — И оставили такое количество улик, что даже последний «чайник» из Бейпорта смог бы обо всем догадаться.

— Перчатка? — спросила она. — я случайно обронила ее и даже думала о том, чтобы вернуться. Но перчатка должна была указать на Мелвина, а не на меня.

— Несомненно. В грязной перчатке, оставшейся на месте преступления, я нашел пару волосков, ДНК которых почти полностью совпала с ДНК Мелвина. Но в этот момент я уже знал, что это — ловушка, хотя и очень хитроумная. Для такого заключения были две причины. Видите ли, после того удара, который он получил от меня два года назад, Мелвину никогда бы не хватило смелости снова устроить что-нибудь против меня. Я отбил у него охоту.

— А вторая причина? — поинтересовалась она.

— Вряд ли ваш брат стал бы носить женские перчатки, — усмехнулся я. — Они оказались бы ему слишком малы. Поэтому я вышел на компьютер Бюро лицензий и получил копию его водительского удостоверения. У меня появилась дата рождения. Я знал, что он родился в Калифорнии. Поэтому следующим делом я подключился к большой базе данных и выполнил поиск по всем округам Калифорнии.

Она поняла с полуслова.

— Значит, ты нашел наши свидетельства о рождении. — Да. Затем я узнал, что в ту ночь у Честера и Марты Бохакер родились два ребенка — мальчик Мелвин и девочка Мевлин, появившаяся на свет несколькими минутами позже. Близнецы. Вот почему образцы ДНК почти полностью совпали.

— Понятно. Значит, ты узнал о моем существовании. Как же ты выследил меня в этой дыре?

— Я предположил, что для реализации своего плана вы оставались в городе не меньше двух недель. В единственном городском мотеле не было зарегистрировано ни одного нового постояльца, поэтому я просмотрел данные местной телефонной компании и поискал новых клиентов, подключенных за последнюю пару недель. Это маленький город, и очень скоро поиски привели меня сюда. Еще один заход в Калифорнию — и я получил технические данные вашей машины. Они подходили к той машине, которую я видел у своей конторы в тот вечер. Тогда я понял, что добрался до разгадки. Дело оказалось простым и банальным.

— Простым, возможно. Но банальным — нет, не думаю, — сказала Мевлин. Голос прозвучал неожиданно мягко и спокойно. Это внезапное изменение привлекло мое внимание. Ее глаза горели не ненавистью, а холодным огнем. Она сняла шляпу и лениво швырнула ее через всю комнату, потом беспечно встряхнула головой. Шелковистые черные локоны рассыпались по плечам. Я подумал, что с этой женщиной нужно быть осторожным.

Где-то за стеной заиграл саксофон. Мевлин подняла с пола мой Дневник.

— Послушай, Эйс, — сказала она, посылая мне кокетливую улыбку. — Может, мы просто не с того начали? Например, ты бы мог оставить эту книжку мне, и тогда мы бы стали очень близкими друзьями.

Я заметил, как она поглаживает мягкую кожу на переплете Дневника, словно это была любимая собачка. Ситуация с каждым моментом становилась все горячее. Я старался отодвинуться от нее подальше. К одному саксофону присоединились еще три, и теперь они играли так громко, словно находились в этой комнате. «В этих дешевых номерах слишком тонкие стены», — подумалось мне.

— Боюсь, ничего не получится, — сказал я и сделал шаг назад. — У меня уже есть один очень близкий друг. Ее зовут Хелен.

— Знаю, — ответила она, неуклонно приближаясь ко мне. — Я ее видела. Славная девочка, провинциальный цветочек с милой мордашкой и хорошей фигурой. Но скажи мне, — и ее рот заранее искривился торжествующей улыбкой, — есть ли у нее что-нибудь подобное?

Не выпуская из рук Дневника, она одним быстрым движением распахнула полы плаща. Я отшатнулся назад. Мои вытаращенные глаза были прикованы к тому, что виднелось в распахнутом плаще: из внутреннего кармана торчали два билета в первый ряд на концерт «?оллинг Стоунз» в Сиэтле. Она проворно выдернула билеты и вложила их мне в руку.

— Я рада, что могу отдать их тебе.

— Откуда… Как тебе удалось их достать? — потрясенно спросил я, тщетно пытаясь обрести душевное равновесие.

— Деньги все могут, милый, — ответила она. — Ну же, бери, они твои.

Казалось, я целый час не мог оторвать взгляда от билетов, торчащих в моем кулаке.

— Я… извините, я не беру взяток, — сказал я и неохотно бросил билеты на пол. — У меня нет выбора. Я должен отвести вас в полицию.

— По крайней мере стоило попытаться, — довольно спокойно заметила она.— Эйс, а что бы ты сказал насчет… маленького поцелуя? Чтобы доказать, что ты на меня не обижаешься?

С дьявольски обворожительной улыбкой она прижалась ко мне и обняла, не выпуская, однако, из правой руки Дневника.

— Чего… поцелуя? — тупо спросил я в надежде выгадать хоть немного времени и изобрести какой-нибудь план. К саксофонам присоединился еще один, и аккомпанементом к ним зазвучал барабан, гулко отдававшийся у меня в груди.

Лед растаял, и ее серые глаза приблизились к моим.

— Ну конечно, глупый, — игриво ответила она. — Надеюсь, ты знаешь, что это такое? Это когда двое людей соприкасаются губами, а потом прижимают их… вот… так…

До этого момента я не следил за ее ртом. Но когда ее влажные алые губы приблизились к моим и я почувствовал сладкий запах ее дыхания, все остальные мысли куда-то пропали. Я словно застыл в каком-то трансе рядом с оркестром, игравшим лучшие вещи Барри Манилоу. Что я мог сделать? И как же Хелен? ?оскошные, трепещущие губы приближались…

Сзади раздалось приглушенное хлоп! — и в моей голове что-то взорвалось. Мир из TrueColor стал черно-белым, а потом начал медленно расплываться оттенками серого. Губы Мевлин искривились в маниакальном смехе, который отражался от всех стен. Я снова уловил запах ее дорогих духов. Теперь он заполнил мои ноздри и нестерпимо горел в мозгу.

Chez Monieux, — полушепотом произнес я. Мои колени стали ватными, а потом все провалилось в черноту.

* * *

Когда я пришел в себя, голова раскалывалась, а во рту был противный горький привкус. Я с трудом поднялся на ноги и посмотрел на часы — 19:34. Поблизости не было видно ни Мевлин, ни Дневника, но внизу доносилось характерное тарахтение мотора — ее неповоротливый белый «Бронко» отъезжал со стоянки.

На столе лежал конверт лавандового цвета, а рядом с ним — записка, написанная знакомым женским почерком. Я взял ее, но слова расплывались перед глазами, и только через несколько секунд мне удалось сфокусировать взгляд.

«Дорогой Эйс!

В конверте ты найдешь небольшой подарок от меня.

Наверное, у нас действительно могло что-нибудь получиться. Но мне пришлось сделать то, что было неизбежным. Возможно, мы еще увидимся в будущем.

Наверное, нельзя всегда получать то, что хочешь. Но если постараться, можно получить то, что тебе очень нужно.

Всегда твоя,

Мевлин»

Я вскрыл надушенный конверт и вытряхнул на стол его содержимое — полоску белой бумаги с перфорацией вдоль края.

Я подобрал билет и посмотрел на него, вспоминая всю эту безумную сцену. Сначала меня поразила ее красота, оставившая глубокий след в моей душе. Затем меня поразил мой собственный Дневник, оставивший порядочную шишку на затылке. Шишка со временем пропадет, а пока нужно привести в порядок кое-какие дела.

Наверное, когда мои сентиментальные друзья услышат об этом происшествии, они посоветуют мне понять Мевлин и простить ту боль, которую она причинила. Возможно, когда-нибудь у меня это получится. Но еще довольно долго я не смогу доверять женщинам с кривой усмешкой и маниакальным смехом.




Начало  Назад  Вперед



Книжный магазин