Delphi 3. Библиотека программиста



Детская пляжная одежда с защитой от солнца на сайте babybanz.ru. |

Вечером в конторе


Я зашел в контору и так хлопнул дверью, что за стеной послышался глухой стук упавшей таблички. Дождь шел целый день, а сейчас, казалось, он лил еще сильнее. За несколько последних дней дождь превратил пустырь рядом с моей конторой в густое месиво, которое теперь осаждало заасфальтирован ную автостоянку с упорством телевизионных репортеров, прибывших на место катастрофы. Я вытер ноги о коврик в тщетной попытке избавиться от липкой коричневой грязи.

Я снял шляпу и плащ, швырнул промокшую кобуру на диван. Кобура едва не задела Мьюникса. Утомленный кот даже не пошевелился, а лишь открыл один глаз и презрительно взглянул на меня. Я бухнулся в кресло и включил компьютер. Только что закончилась встреча моей группы координирования проектов под Win95, и мне хотелось немного привести в порядок мысли. Пожалуй, для начала стоит просмотреть почту.

Меня ждала всего одна записка от моей мамы, Куини Брейкпойнт: «Не забудь позвонить сестре и поздравить ее с днем рожденья, обязательно пригласи всех друзей на вечеринку, посвященную годовщине твоего последнего приключения…»

Я тут же набросал e-mail с приглашением, забросил его в список рассылки «друзья» и задумался. Хотя то приключение состоялось всего два года назад, казалось, что прошла целая вечность. Все начиналось достаточно невинно — мы с Мелвином Бохакером соревновались за очередной контракт. Бохакер — высокий парень с длинной шеей, любитель гамбургеров и программирования на C/C++, знавший великое множество различных библиотек. До той поры ему удавалось перехватывать у меня почти всех клиентов.

Поначалу все выглядело, как честная конкуренция. Но когда прошло всего 24 часа и дым немного рассеялся, я был в кошмарном состоянии — избитый, окровавленный и совершенно одуревший. Не знаю, чем бы все кончилось, если бы не друзья.

Мы познакомились в колледже, и наша компания стала неразлучной. Мои самые близкие друзья даже оказались в некоторой степени участниками тех событий. Громила Бакендорф-Рабинович (бывший профессиональный футболист) попал тогда на психологическое обследование. Бифф Мэрфи, специалист по деловой этике, опасался за мою жизнь. Маффи Катц, профессиональный психиатр и по совместительству маникюрша, тоже опасалась… честно говоря, она больше всего опасалась сломать ноготь клиенту.

И еще была Хелен Хайуотер. Почти пять лет Хелен оставалась рядом, деля со мной все радости и беды. Но тогда, во время приключения, я едва не потерял ее. Впрочем, как бы скверно мне ни было, на следующий день мне все же удалось поквитаться с Бохакером. Я так врезал ему, что кровь из его расквашенного носа забрызгала мой плащ. Окровавленная реликвия до сих пор висит где-то в шкафу.

Я невольно усмехнулся. Много воды утекло за прошедший год. Теперь я почти полностью перешел на Delphi 3, моя консультационная практика постоянно расширялась. Бифф все еще стоял на раздаче в «Норвежских жареных цыплятах Бака МакГаука». Хелен работала менеджером в местном магазине. Маффи бросила работу и занялась созданием модной одежды и украшений. История Громилы закончилась трагично. Ему поставили диагноз «мания величия» и поместили в государственное лечебное учреждение (а проще
говоря — в психушку). Через два месяца интенсивного труда он научился настраивать гитару. Однажды ночью он вместе с четырьмя другими обитателя ми этого заведения сбежал и организовал гранж-группу «Крыша поехала». Их первый компакт-диск стал платиновым. На этой неделе должен выйти второй (не собираюсь покупать ни тот, ни другой — даже дружба имеет свои пределы).




Содержание  Назад  Вперед